Знаете, каким он парнем был…

Юрий Гуляев

Незакатная звезда Юрия Гуляева взошла в Донбассе.

В ноябре 1960-го в Москве проходила Декада украинской литературы и искусства. Донбасс на ней представляли первая прима-балерина Донецкого академического театра оперы и балета Елена Горчакова и молодой певец, обладатель прекрасного бархатного баритона Юрий Гуляев. Успех был оглушительным, после заключительного концерта многие артисты получили высокие государственные награды. Горчаковой вручили орден Трудового Красного Знамени, Гуляеву — «Знак Почета». А потом их пригласили на правительственный прием. Выступали артисты, пел украинские песни под аккордеон Иван Козловский. Но вот наступила очередь Гуляева.

— Он подошел к Козловскому, что-то прошептал ему на ухо. Иван Семенович протянул ему аккордеон, — вспоминала Елена Петровна, — растянув меха, Юра заиграл «Спят курганы темные» и начал самозабвенно петь. Сидевший впереди Никита Хрущев не выдержал, вскочил и подошел к Гуляеву, обнял его и стал подпевать. Юра высокий, стройный, с роскошным чубом, а рядом низенький — по плечо ему — и толстенький Хрущев, но вы даже не представляете, какое у них было слияние голосов, как хорошо они вместе допели два последних куплета, как тепло их принимал зал!

Едва появившись в Донецке, Юрий Гуляев как-то сразу и органично вошел в труппу, став своим. Он прекрасно спел партию Онегина в одноименной опере, затем — Жермона в «Травиате», другие, и вскоре к нему стали присматриваться киевляне, а затем и переманили его к себе. Но именно
в шахтерской столице его талант раскрылся с новой силой, именно здесь он заявил о себе как эстрадный и камерный певец. Юрий с удовольствием выступал в концертах, участвовал в выездных бригадах на стройках, шахтах, в колхозах.

— Юра был не только певец, но прежде всего — большой актер, — говорит заслуженная артистка Украины Валентина Шустова. — Мне довелось быть ведущей многих его концертов. Публика любила Гуляева, принимала тепло и сердечно, как ни одного другого артиста, ведь от него в зал исходила какая-то неповторимая энергия доброты и оптимизма, мягкий баритон завораживал людей.

На праздновании Дня шахтера в Донецке
Юрий Гуляев (крайний справа), Анатолий Соловьяненко и Иосиф Кобзон среди горняков на праздновании Дня шахтера в Донецке

Откровенность и обаяние, умение удивительно точно и искренне передать внутреннее содержание и состояние героя, его характер, редкий талант перевоплощения, входить в сценический образ, будь то Онегин, Щорс, Листницкий и другие оперные герои, поражали даже многоопытных коллег Гуляева по сцене. Потом, после Донецка, были годы работы в Киевском театре оперы и балета им. Шевченко и в Москве. Русский по рождению, он нежно и проникновенно, словно на родном языке, исполнял прекрасные украинские песни, а его известный «Киевский вальс» композитора Игоря Шамо стал музыкальной эмблемой столицы Украины. Выступая в Канаде, Франции и других странах, Юрий Александрович производил настоящий фурор, зарубежные газеты полны были восторженных откликов о его концертах. Именно он дал путевку в жизнь незабываемому песенному циклу «Созвездие Гагарина» Александры Пахмутовой. Впрочем, многие отмечали, что улыбка Гуляева, его обаяние тоже были сродни гагаринским.

«Как он верил в то, что поет, как старался это донести до слушателей!» — вспоминает композитор, написавшая специально для Гуляева не один десяток песен. Александра Николаевна называет его удивительным человеком, очень красивым, добрым и порядочным, потрясающим камерным певцом. Не только Александра Пахмутова, но и Вениамин Баснер, Ян Френкель, другие известные советские композиторы считали за честь доверить Юрию Гуляеву первое исполнение своих новых произведений. А за ее песню «Знаете, каким он парнем был!» о первом космонавте планеты артист был отмечен на песенном фестивале-конкурсе «Песня года-71». Его знаменитые «Вдоль по Питерской» и «Из-за острова на стрежень» вызывали бурю оваций, останавливали концерты.

А еще Гуляев, не будучи профессиональным композитором, написал около сотни произведений — романсы, инструментальную музыку и, конечно же, замечательные песни «Желаю вам», «Мне дарила Россия», «Воспоминания о полковом оркестре». Но, пожалуй, особо стоит выделить «Хороша была Танюша» на стихи Сергея Есенина — одну из целого цикла песен и романсов на слова любимого им поэта.

С особым чувством певец всегда приезжал в Донецк — город, который он так любил и где любили его, участвовал в песенном фестивале «Донецкие самоцветы», выступал в театре и филармонии, общался с друзьями. Здесь любят и помнят его и сейчас, а в областном краеведческом музее создана экспозиция, посвященная Юрию Александровичу Гуляеву.

Виктор ВОЙТЕНКО, «Европа-Центр», 4/2007

Добавить комментарий