Дмитрий Халаджи

“Золотое перо Руси” Дмитрия Халаджи. Часть IV

Охотник за чемпионами или «Страшный  Русский казак» «Охотник за чемпионами» именно так еще при жизни величали одного из сильнейших борцов начала XX века, чемпиона мира по французской борьбе «классической», призера Российской империи по гирям и исполнителя феноменальных силовых номеров Ивана Васильевича Шемякина.

Дмитрий Халаджи

“Золотое перо Руси” Дмитрия Халаджи. Часть III

Поезд Пермь-Тюмень медленно катился по железной дороге оставляя за собой сотни верст  пути. Солнце катилось за горизонт и  через открытые окна в вагоны проникал сильный аромат полевых трав и хвои, а в рощах, которые бесконечно тянулись вдоль дороги, не утихая заливались трелями соловьи, и даже мерный стук колес не заглушал их чудного пения. Федор Федорович вышел из своего купе в коридор поезда, подошел к открытому окну и всей своей необъятной грудью втянул воздух наполненный вечерним ароматом, затем повернулся к проводнику разносившему чай и задал ему вопрос.

Дмитрий Халаджи

“Золотое перо Руси” Дмитрия Халаджи. Часть I

Книгой по которой Дмитрий Халаджи учился читать были русские былины. Сегодня Дмитрий известен не только как богатырь из Донбасса, но и как литератор. В 2009 году с циклом очерков о силачах XIX-XX века стал лауреатом конкурса "Золотое перо Руси".

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 9-11)

В среду, уже с четырех часов, станция была битком набита участниками пикника. Все чувствовали себя весело и непринужденно. Приезд Василия Терентьевича на этот раз окончился так благополучно, как никто даже не смел ожидать. Ни громов, ни молний не последовало, никого не попросили оставить службу, и даже, наоборот, носились слухи о прибавке в недалеком будущем жалованья большинству служащих. Кроме того, пикник обещал выйти очень занимательным. До Бешеной балки, куда условились отправиться, считалось, если ехать на лошадях, не более десяти верст очень красивой дороги… Ясная и теплая погода, прочно установившаяся в течение последней недели, никак не могла помешать поездке.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 7-8)

Закладка каменных работ и открытие кампании новой домны произошли через четыре дня после приезда Квашнина. Предполагалось отпраздновать оба эти события с возможно большим торжеством, почему на соседние металлургические заводы: Крутогорский, Воронинский и Львовский, были заранее разосланы печатные приглашения.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 5-6)

Подъезжая к своей квартире, Бобров заметил свет в окнах. «Должно быть, без меня приехал доктор и теперь валяется на диване в ожидании моего приезда», — подумал он, сдерживая взмыленную лошадь. В теперешнем настроении Боброва доктор Гольдберг был единственным человеком, присутствие которого он мог перенести без болезненного раздражения.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 3-4)

Вернувшись с завода и наскоро пообедав, Бобров вышел на крыльцо. Кучер Митрофан, еще раньше получивший приказание оседлать Фарватера, гнедую донскую лошадь, с усилием затягивал подпругу английского седла. Фарватер надувал живот и несколько раз быстро изгибал шею, ловя зубами рукав Митрофановой рубашки. Тогда Митрофан кричал на него сердитым и ненатуральным басом: «Но-о! Балуй, идол!» — и прибавлял, кряхтя от напряжения: «Ишь ты, животная».

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 1-2)

Заводский гудок протяжно ревел, возвещая начало рабочего дня. Густой, хриплый, непрерывный звук, казалось, выходил из-под земли и низко расстилался по ее поверхности. Мутный рассвет дождливого августовского дня придавал ему суровый оттенок тоски и угрозы.