Владимир Маяковский

Маяковский в Донецке хватался за револьвер, а Харатьян – за сердце

За свою 140-летнюю историю шахтерская столица так поражала воображение многих известных творческих личностей, что они тут же бросались прославлять ее с помощью литературы, кино, музыки. И продолжают делать это по сей день.

Евгений Халдей

Евгений Халдей – Жизнь и творчество

Имя Евгения Халдея известно немногим, его фотографии – всем. По крайней мере две: выполненный в мае 1945 года снимок «Знамя над Рейхстагом», который стал настоящим символом Победы, и знаменитая фотография «Первый день войны», единственная, снятая в Москве 22 июня 1941 года. Эти два кадра дают яркое, но, разумеется, неполное представление о творчестве Евгения Халдея. Его кадры 1941–1946 годов, запечатлевшие войну от объявления о нападении Германии на СССР до Нюрнбергского процесса, обошли весь мир и приведены в качестве иллюстраций в бесчисленных учебниках, документальных книгах, энциклопедиях. С его снимков глядят на нас передовики производства и стахановцы, солдаты и генералы, беспечные дети и занятые государственными делами партийные чиновники, безвестные шахтеры и главы мировых держав. Эти фотографии стали историей – историей огромной страны и историей одного человека, большого мастера, тонко чувствующего суть и смысл своей работы, обладающего даром исключительной творческой выразительности, уважающего и понимающего своих героев. Евгений Ананьевич Халдей родился 10 апреля 1916 года на Украине, в шахтерском городке Юзовка (теперь Донецк). Время и место его появления на свет отнюдь не предвещали безоблачного детства: на Украине шли бои Гражданской войны, причем собственно военные действия перемежались с излюбленным в тех местах развлечением – еврейскими погромами. Родителей Евгения, правоверных евреев, это затронуло самым трагическим образом. В 1917 году, когда в их дом ворвались погромщики, его мать была убита, а будущий фотограф, которого она прикрывала своим телом, получил свое первое и единственное пулевое ранение. Пуля, прошедшая тело матери, застряла под ребром у ребенка, и Евгений выжил лишь благодаря усилиям местного фельдшера. Осиротевшего мальчика приняла к себе бабушка, которая воспитывала Евгения в строгих еврейских традициях.

Трубач

Джаз – на-гора!

"Донецк-130", "До#Дж - 2007"... встретить подобные названия на афишах в Донецке дело достаточно привычное. Джазовым фестивалем дончан не удивишь. Начиная от "Донецк-100", состоявшегося 1969 году, их было не мало. Но все ли донетчины любители музыки задумывались, что имена их талантливых земляков Виктора Дубильера, Станислава Лавриненко, Людмилы Шершневой и многих других воспринимаются не иначе как имена звезд первой величины. Что же пишут о джазменах Донбасса в иных городах и весях?

Роман Минин

Роман Минин: «Шахтерский фольклор»

Роман Минин родился 10 июня 1981 г. в городе Димитрове Донецкой области. В 1998 – 2002 гг. учился в Харьковском художественном училище, в 2002 – 2008 гг. — в Харьковской художественной академии на кафедре монументальной живописи. Участник многих неформальных выставок и рок-концертов в г. Харькове. С 2009 г. — Член союза художников Украины.

Виктор Бурдук

Виктор Бурдук. Зачем нам кузнец?

Кузнец - это такой здоровый дядька в фартуке, который огромным молотом кромсает раскаленные железяки. Еще, это мужик, однозначно лишний во время романтического свидания с селянкой, на сеновале в условиях средней полосы.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 9-11)

В среду, уже с четырех часов, станция была битком набита участниками пикника. Все чувствовали себя весело и непринужденно. Приезд Василия Терентьевича на этот раз окончился так благополучно, как никто даже не смел ожидать. Ни громов, ни молний не последовало, никого не попросили оставить службу, и даже, наоборот, носились слухи о прибавке в недалеком будущем жалованья большинству служащих. Кроме того, пикник обещал выйти очень занимательным. До Бешеной балки, куда условились отправиться, считалось, если ехать на лошадях, не более десяти верст очень красивой дороги… Ясная и теплая погода, прочно установившаяся в течение последней недели, никак не могла помешать поездке.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 7-8)

Закладка каменных работ и открытие кампании новой домны произошли через четыре дня после приезда Квашнина. Предполагалось отпраздновать оба эти события с возможно большим торжеством, почему на соседние металлургические заводы: Крутогорский, Воронинский и Львовский, были заранее разосланы печатные приглашения.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 5-6)

Подъезжая к своей квартире, Бобров заметил свет в окнах. «Должно быть, без меня приехал доктор и теперь валяется на диване в ожидании моего приезда», — подумал он, сдерживая взмыленную лошадь. В теперешнем настроении Боброва доктор Гольдберг был единственным человеком, присутствие которого он мог перенести без болезненного раздражения.

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 3-4)

Вернувшись с завода и наскоро пообедав, Бобров вышел на крыльцо. Кучер Митрофан, еще раньше получивший приказание оседлать Фарватера, гнедую донскую лошадь, с усилием затягивал подпругу английского седла. Фарватер надувал живот и несколько раз быстро изгибал шею, ловя зубами рукав Митрофановой рубашки. Тогда Митрофан кричал на него сердитым и ненатуральным басом: «Но-о! Балуй, идол!» — и прибавлял, кряхтя от напряжения: «Ишь ты, животная».

Молох

А.И.Куприн. “Молох” (Главы 1-2)

Заводский гудок протяжно ревел, возвещая начало рабочего дня. Густой, хриплый, непрерывный звук, казалось, выходил из-под земли и низко расстилался по ее поверхности. Мутный рассвет дождливого августовского дня придавал ему суровый оттенок тоски и угрозы.

Иван Приблудный

На родине помнят поэта. Иван Приблудный

Похоже, что с некоторыми ценностями даже времени справиться не просто. Еще в 1937-м расстрелян репрессированный поэт, родом из Луганщины, Иван Приблудный. Однако не забыли жители села Безгиново столетие со дня рождения своего талантливого земляка.