Творчество Владимира Овчаренко

Владимир Овчаренко

26 января 1958 год, как и любой другой год, как и любой другой день подарил миру человека. Каждый из которых достиг некоторой вершины, одному ему подвластной. Владимир Овчаренко — далеко не исключение. Не суждено было ему стать альпинистом, но свои терриконы он избороздил. Можно начать с самого бытового — семейного — два сына, затронуть рабочий и должностной моменты — журналист, верстальщик, да и просто мастер на все руки в области Слова. И тут же — Поэт.
В еще не столь далеком 2008 году в печать «ушел» сборник стихотворений, посвященный юбилею родного города — Доброполье. Не прошло и половины года, как эта книга стала настольной в каждом школьном классе, в каждом рабочем кабинете. Стихотворения Владимира Леонидовича Овчаренко — даже вводят в школьную программу по литературе «Родного края».
Последние три года отца отягощала болезнь, но до осени (которой не уточнялось), жизнь оставлять не собирался. Видимо, не всё подвластно в этом мире нам, 17 июня — далеко не осенняя пора, но — увела от нас Владимира Овчаренко. Сейчас хочется просто немного приоткрыть его творчества здесь.

Последняя осень
День осенний так ярок, что больно глазам.
И по синему – медленным мелом,
Как по сердцу рубец, — пролегла полоса
Между всем, что “могло бы” и “было”.

Может, кто-то другой и поверит всерьез,
Будто правит Любовь этим миром –
Только все у нее невпопад, вперекос,
Недосказанно и неумело…

Скоро небо зажмурит глаза от тоски,
И пойдут, клея листьев заплаты,
По раздетым проспектам гулять сквозняки,
Как по голой больничной палате.

Всхлипнув, дернется время в петле из дождей,
Выгнет шею бессильным вопросом…
Но с обратного счета отмеренных дней
Не собьется последняя осень.

Поползет над судьбою, черней непогод,
Воронье на галдящие сборы…
До зимы, как до смерти – всего-ничего:
Ни любви, ни надежды, ни боли…

Но пока ярок день. И, не чуя беды,
Жжем, как жизнь, золотые сугробы.
И с листвой превращается в пепел и дым
То, что было.
И все, что могло бы…

Я еще не напился с друзьями…
(О времени и о себе…)
————————

Я еще не напился с друзьями,
Не напелся до хрипа в душе…
А уже отрывается яма –
На два метра, стандартно, как всем…

Встречным не наборолся я
ветром,
И от молний в глаза – не ослеп…
А уже — два стандартные метра
Под привычно-стандартный скелет…

Маловато мне будет, однако:
Жжет посмертной прописки вопрос –
Поработай-ка, Время, лопатой —
Ведь и в землю хочу — в полный рост!

Дело не в честолюбном томленьи –
Просто я – чуть побольше, поверь.
Просто ноги не гнутся в коленях
Ни пред кем – ни «тогда», ни теперь…

Просто жил и живу –
как сумелось,
Но от жизни не прячась при том…
(Как же стыдно, что все еще смелостью —
Но случайно ли? — честность зовем…*)

Просто жил и живу –
как придется:
Не безгрешничал. И не без лени…
Свято веря, что только под Солнцем
Тень выходит на люди из тени…

Просто жил и живу, что-то делая
Для осколка великой страны…
(Как же,
братья по крови,
сумели мы
По живому нас — разъединить?!)

Не постился – ни скромно, ни строго,
Не крестился на Храм поутру…
Только мне трепетать перед Богом
Не по чину. И не по нутру…

Бог поймет. И простит мне – по-русски —
Что я не был таким, как мечтал.
И конечно ж — нечуточку трусил,
И случалось – так смело… молчал…

И на что-то – еще не решился,
И чего-то – уже не решил…
(Было дело – безумно влюбился –
Да и то еще – не долюбил…)

Бог простит, что газетною прозой
Я стреножил стихию стиха…
И что, душу о Жизнь обморозив,
Сколько смог – столько не написал…

Не страдаю ничуть от бестемья:
Столько боли вокруг…
А навстречь:
Будто мне
нет важнее проблемы –
Только б нервы и тело сберечь…

Будто нет мне важнее заботы,
Чем, по жизни осколкам спеша,
Не оставить врачей без работы
И аптечников — без барыша…

Ну их в баню – врачей и аптеки!
Болен я, но не телом – душой.
Я родился и жил человеком,
И умру – Человеком:
С «большой»,
В полный рост.

…Так что, подлое Время,
Ты мне домик, пожалуйста, вырой, —
Мерку снять не забыв
поточнее.

Разрешаю — с запасом.
Навырост…
_______________________
* из Евг. Евтушенко

Аэропорт. Дождь
Разлуки не стали короче и в век НТР.
Прощанья — не легче: кощунство – растягивать боль.
Мой рейс отодвинут циклоном на послетеперь…
Как жаль: друг от друга нам некуда деться с тобой!

Дожди – словно в складчину слезы прощаний и встречь:
Внесли не скупясь мы повинную долю давно.
И сказано все, и ладони устали от плеч.
И песни отпеты, и выпиты губы – до дна…

Просеяно время сквозь туч водяные часы.
В дежурных словах – только искры былого тепла…
И дворники включит дежурный водитель такси,
Сгребая секунды тоски с ветрового стекла…

От нашего «вместе» нам некуда деться сейчас:
Пусть в разные дверцы мы сядем – дорога ж одна…
Когда же отплачутся тучи, громами сипя,
Быть может, поймем, что не знали счастливее дня.

Прошьет самолет наше небо, как синий лоскут.
Но белая нить непрочна – наживую легла…
Как долго, как трудно турбины на взлете ревут!
И жгут керосин, как мосты за собою – дотла…

Добавить комментарий