Донецк-130

В лучах славы

Итак, XII Донецкий джазовый фестиваль «Донецк-130» уже стал достоянием истории. Проходил он не во дворце молодежи «Юность», как это бывало обычно, а в помещении театра имени Артема. Как оказалось, причиной такой перемены места послужили не материальные затруднения и не боязнь проведения фестиваля в полупустом зале (в прошлом году на праздновании 30-летия джаз-клуба в «Юности» был аншлаг), а то, что в этом самом зале 30 лет назад проходил первый фестиваль «Донецк-100». Хочется особо поблагодарить Донецкую областную филармонию, которая, собрав столь представительный состав участников, сумела, тем не менее, обеспечить минимальные цены на билеты (от 5 до 25 гривен). Но обо всем по порядку.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
В театр мы пришли заблаговременно и имели возможность наблюдать, как собиралась публика. Сразу было видно, что люди собрались просто послушать музыку и покайфовать. В холле театра продавались компакты и кассеты, а в зале звукорежиссеры и телевидение заканчивали последние приготовления к концерту, создавая ни с чем не сравнимую атмосферу ожидания долгожданного праздника. Нам достались замечательные места в пятом ряду.
Открыла фестиваль Алла Дубильер, которая пообещала не превращать действо в церемонию вручения «Оскара» и сразу пригласила на сцену человека, которому мы все обязаны возникновением джазовых фестивалей в Донецке — несменного президента джаз-клуба Виктора Дубильера. Открылся занавес, и под звуки бэнда Донецкого цирка под управлением Виктора Рябенко, Дубильер появился на сцене. Виктор Абрамович выразил благодарность организаторам фестиваля, а также всем, кто приложил усилия для того, чтобы Донецкий фестиваль стал известен в «большой бывшей стране» и за ее пределами, при этом не забыв упомянуть о создании нашего сайта, что было особенно приятно. Затем он отдельно представил двух участников бэнда — басиста Владимира Денежного и саксофониста Юрия Волошина, игравших на самом первом фестивале.
После этого продолжил свое выступление бэнд. Надо сказать — несмотря на то, что джаз в Донецке сейчас переживает не самые лучшие свои времена, бэнд звучал вполне прилично, хотя аранжировки были достаточно архаичными. Вместе с бэндом выступили и специально приглашенные солисты — трубач Станислав Лавриненко, вокалистка Ольга Войченко и пианист Анатолий Лозовский, который сыграл еще и сольный номер. После этого Дубильер представил участников бэнда и назвал Рябенко Кешей, чем вызвал шквал оваций в зале. На этом выступление донецкой фракции закончилось.
Очень понравилось оформление сцены — предельно простое и вместе с тем очень стильное. Несколько разочаровал звук, но во втором отделении звукорежиссеры приняли меры, и дальше все было в порядке. Но самым большим проколом был рояль. Видимо, в театре он используется не как инструмент, а, скорее, как элемент декорации.
Второе отделение началось с выступления ансамбля «Игорь Бриль и новое поколение». Если сыновья Игоря в Донецке были впервые, то сам он неоднократно, начиная еще с 1973 года, выступал на Донецких фестивалях. Сначала Бриль играл один, предупредив публику о том, что хочет воссоздать атмосферу салуна на диком Западе, где над пианино висит табличка с просьбой не стрелять в тапера, который играет как может. Причем стул, на котором сидел Игорь, видимо, был привезен именно из такого салуна. Бриль сыграл три песни, в которых со свойственной ему виртуозностью и одновременно безупречным чувством стиля объединил регтайм, свинг и буги-вуги. Потом он устроил маленький сейшн с залом, предложив похлопать сначала на слабую долю, а затем и более сложный ритм, чем зал остался очень доволен.
Дальше на сцену вышли «брилята». Первое впечатление — они настолько похожи и внешне, и манерой поведения, что отличить их можно было только по инструментам: Александр — тенорист, а Дмитрий — сопранист. Вместе с отцом они сыграли композицию, основанную на русских мотивах, с использованием бубенцов, свистулек и прочих русских народных инструментов. Все они отыграли по замечательному соло, которые были одно другого краше. Сложно сказать, кто из участников трио понравился больше. Какое это, наверное, счастье — играть на равных с тобой же воспитанными детьми.
Публика долго не хотела отпускать Брилей, но в конце концов Алла Дубильер пригласила на сцену музыканта, который, наверное, чаще всех остальных участников фестиваля приезжал в Донецк за последние 10 лет — гитариста Энвера Измайлова. Пока коллеги Энвера отстраивали микрофоны, ведущая устроила ему допрос с пристрастием, из которого выяснилось, что Энвер — Заслуженный артист Украины, но сам он об этом долго не знал. И что, оказывается, научиться играть так, как он, не сложно, было бы желание. И что музыка подобна женщине и со временем меняется только в лучшую сторону. Но особо понравился ответ на вопрос о том, как его воспринимают люди, которые привыкли к размеру 4/4. Энвер ответил, что он пробовал играть традиционный джаз, но пришел к выводу, что лучше, чем американцы, не сыграет, зато сейчас он может сыграть то, чего американцы тоже не сыграют. Вообще, 4/4 стало шуткой вечера. Энвер почти перед каждой песней объявлял ее размер: 7/4, 11/8… Сначала Измайлов сыграл несколько песен сам, а потом к нему присоединились перкашист Рустам Бари и флейтист Наркет Рамазанов, который играл также на сопрано-саксофоне. Честно говоря, я немного побаивался, что звучание других инструментов ухудшит эту музыку, но получилось как раз наоборот. Песни Энвера, хорошо знакомые в его сольном исполнении, зазвучали по-новому и приобрели еще больший национальный колорит. Что творило это крымско-татарское трио, описать невозможно, это надо только услышать! Энвер же играл одновременно на двух гитарах, а когда одна из них выскользнула из стойки, он, не прекращая играть на другой, ловко подхватил первую и, положив ее на монитор, доиграл песню до конца. Остается только посочувствовать тем, кто ни разу не слышал музыки Измайлова.
В антракте центром внимания публики стал Игорь Бутман, который с самого начала концерта сидел в зале как простой слушатель. Он с удовольствием раздавал автографы, чем мы не преминули воспользоваться. Игорь любезно согласился дать интервью, которое мы здесь и приводим:

Игорь, как вы считаете, этот фестиваль — филиал фестиваля «Богема Джаз» или что-то особенное?
Это совсем не фестиваль «Богемы», потому что, во-первых, здесь участвует мой новый оркестр, который не участвует в фестивале в Москве. Во-вторых, «Богема» только начинает свои действия. Наоборот, можно сказать, что «Богема» — это продолжение донецких фестивалей.

Ваш новый бэнд прибыл к нам в том же составе, в котором выступает в Москве?
Это абсолютно тот же бэнд, который играет в Москве. Может быть, за те три концерта, которые мы дали, два-три человека менялись друг с другом, так что можно сказать, мы уже сыгрались.

Как вам сегодняшний звук? Не боитесь завтра выступать с таким звуком?
Нормальный звук. Мне нравится. А бояться звука в любом случае нельзя. Я играл в Линкольн-центре, был ужасный звук, хотя там была прекрасная аппаратура. Звук — это очень субъективная вещь. Кто-то всю жизнь слушал музыку на аппаратуре класса Hi-end, и для него эталоном является какая-то одна модель, а я начинал слушать джаз на «Астре-206», и для меня этот звук нормальный. Конечно, было бы хорошо, если был бы лучший аппарат, но даже в таком виде все вполне соответствует норме. Вот рояль плохой. Рояль меня расстроил.

Банальный вопрос. Нравится ли вам донецкая публика?

Донецкая публика очень хорошая. Я заметил это еще когда приезжал сюда в первый раз с Давидом Голощекиным в 1981 году.

Вы собираетесь приезжать к нам в скором времени? Без вас в этом городе становится скучно.

Спасибо за теплые слова. Постараюсь. Дело в том, что очень хочется еще приехать, но не хочется надоедать. Надеюсь, если завтра мы выступим неплохо, приедем с биг-бэндом, который мы создали общими усилиями: моими и аранжировщика Виталия Долгова, кроме того, у нас есть помощник в этом вопросе — популярный человек Сергей Мазаев. Ну и, может быть, приеду со своей группой. К сожалению, Тим Стронг через три дня уезжает. Кстати, вчера в Москве мы отыграли его прощальный концерт.

Так вы к нам прямо с корабля на бал?
Да, вчера мы играли в Москве, а сегодня прилетели совершенно мертвые. Конечно, я кое-что еще могу, но очень устал.

В третьем отделении Игорь показал, что он действительно кое-что еще может. Нас ждал сюрприз: вместо дуэта на сцене был мощнейший джаз-роковый квартет, состоящий сплошь из звезд первой величины. В связи с тем, что бэнд Бутмана прибыл на день раньше запланированного, к Андрею Кондакову и Сергею Манукяну присоединились барабанщик Эдуард Зизак и Игорь Бутман, который в этот вечер играл на альт-саксофоне. Выступление продолжалось всего сорок пять минут, потому что Кондаков с Манукяном спешили на поезд, чтобы завтра успеть выступить в Москве на фестивале «Богема Джаз». Начали с традиционного манукяновского блюза, который, по-моему, был сочинен прямо на сцене. Манукян вполне подтвердил репутацию советского Al Jarreau, а донецкая публика показала, что она очень соскучилась за Сергеем. Кондаков, который доказал всем, что он не только замечательный пианист, но и первоклассный клавишник, не сидел на месте ни секунды, а один раз даже подпрыгнул чуть ли не на метр. Зизак продемонстрировал совершенно фантастическую игру на барабанах, а Бутман, как всегда, проявил чудеса техники и импровизации. Далее «прошлись» по стандартам, сыграли битловскую «Nowhere Man», а апофеозом выступления стало исполнение «Take Five». Единственное огорчение — сорока пяти минут было слишком мало…

ДЕНЬ ВТОРОЙ
начался с выступления диксиленда Ростовского музыкального училища под руководством Александра Усенко. Ростов для всех донецких любителей джаза связан, в первую очередь, с именем Кима Назаретова, которого, к глубочайшему сожалению, уже нет с нами. Ким со своим биг-бэндом неоднократно участвовал в донецких фестивалях, в том числе, в последнем, «Донецк-120», десять лет назад. Как выяснилось, Александр Усенко тоже был участником этого бэнда, так что вполне можно говорить о преемственности ростовских музыкантов.
Честно говоря, после последнего приезда ростовского биг-бэнда, теперь уже имени Кима Назаретова, пару лет назад, я очень опасался еще раз разочароваться в мастерстве ростовских музыкантов. Но когда на сцену под звуки «When The Saints Go Marchin’ In» вышли молодые ребята, одетые в кремовые жилетки и шляпы-канотье, все стало на свои места. Замечательный коллектив, диксиленд в самом классическом составе — с банджо и тубой — произвел самое лучшее впечатление. Ребята, с невероятной легкостью и вместе с тем очень качественно играющие такую музыку, устроили целое шоу, доказав всем, что они не только великолепные музыканты, но и замечательные актеры. Особенно понравился обаятельнейший барабанщик, который выступил еще и в качестве вокалиста. Сам Александр Усенко, как и положено руководителю, не играл, а только выходил на поклоны и объявлял программу. Браво, Ростов!
После такого замечательного начала последовало не менее замечательное, хотя и очень контрастное, продолжение. На сцене появились Леонид Винцкевич и Лембит Саарсалу. Этих музыкантов в Донецке знают очень давно. Кстати, общими усилиями музыкантов и ведущих было выяснено, что этот дуэт образовался все-таки в Донецке, а не в Свердловске, как утверждает Аркадий Петров. Я слышал их впервые, но, как мне кажется, понял, почему они так понравились Лайонелу Хэмптону. Музыка, которую играют Винцкевич и Саарсалу, даже если это какой-то стандарт, строится на русском и эстонском фольклоре. Такое сочетание придает особый колорит, свойственный, видимо, только этому дуэту. Конечно, трудно судить по одному выступлению, но охоту за записями этого дуэта я уже начал.
А после антракта мы услышали просто уникальный коллектив — киевский вокальный ансамбль «Man Sound». Такой себе украинский «Take Six». Вообще, с джазом в Киеве всегда было не очень хорошо. На донецких фестивалях за 20 лет были только два киевлянина — гитарист Владимир Молотков и барабанщик Александр Христидис. Тем более удивительно, что пять лет назад в Киеве организовалась такая команда, и это при практически полном отсутствии в бывшем СССР мужского джазового вокала. Конечно, можно спорить о том, поют ли они джаз, ведь в песнях, исполняемых секстетом, практически нет импровизации. Но то, как они звучат, непередаваемо. Особенно приятно, что группа не просто «снимает» чужие песни, а использует замечательные аранжировки, сделанные руководителем «Man Sound» Владимиром Михновецким, в том числе, украинских народных песен. Особенно понравился публике Константин Пона — единственный, кто импровизировал. Что еще добавить? Круто!
Далее впервые в истории донецких фестивалей выступил черный вокалист — Тим Стронг. Он специально отложил вылет из России на 4 дня, чтобы выступить в Донецке. Команда, с которой он выступал, была объявлена как Tim Strong Quartet, но, на самом деле, это был квартет Игоря Бутмана (Иван Фармаковский — рояль, Андрей Иванов — контрабас, Эдуард Зизак — барабаны, Игорь Бутман — тенор-саксофон). Помня недавнее выступление Тима в Донецке, публика поначалу приняла его восторженно, но затем, к сожалению, стало ясно, что американский вокалист стал самым большим разочарованием фестиваля. Он явно не дотягивал до уровня команды, а когда играли «Караван», вообще вступил поперек темы. Зато остальные музыканты творили что-то невообразимое, а публика не жалела ладоней и голосовых связок.
Особо хочется сказать о Игоре Бутмане. Говорят, в Москве без него не обходится ни одно мало-мальски заметное джазовое событие. И в Донецке он тоже стал душой фестиваля, притягивая к себе всеобщее внимание, при этом ни разу не схалтуря и всегда выкладываясь в полную силу. Спасибо вам, Игорь, приезжайте почаще.
А потом играл бэнд Бутмана, который, между прочим, был организован так, чтобы успеть сыграться и выступить на нашем фестивале. Роль ведущего взял на себя сам Игорь, он же руководил отстройкой микрофонов, а потом бэнд сыграл песню, в которой все успели сыграть хотя бы по одному соло. Игорь проявил себя как очень оригинальный и веселый ведущий. Сначала он вспомнил, что забыл надеть форменную майку оркестра, и переоделся прямо на сцене, потом объявил, что эта песня написана специально для звукорежиссеров, чтобы они сумели настроиться. Далее мы узнали, что оркестр играет темы только трех композиторов: Дюка Эллингтона, Виталия Долгова и Игоря Бутмана, что они с успехом и продемонстрировали. Бэнд очень понравился, хотя меня не покидало ощущение, что мы находимся на репетиции: прямо на ходу решали, кто должен солировать следующий и даже немного ссорились по этому поводу. Немного обидно было за Виталия Долгова, который в светлом пиджаке сиял среди черных маек оркестрантов. Музыканты больше руководствовались указаниями Бутмана, чем Долгова. Понятно, что лидером оркестра является Игорь, но все-таки руководить-то должен дирижер…
Концовка фестиваля получилась несколько смазанной. Из-за длительной продолжительности второго отделения (почти три часа!) и из-за большого объема информации зрители очень устали, поэтому аплодисменты были уже не настолько оглушительными и бисов никто не требовал, но все-таки, как мне кажется, все остались очень довольны.
Итак, фестиваль удался на славу. Хочется еще раз сказать огромное спасибо организаторам, особенно Алле и Виктору Дубильерам, за этот удивительный праздник джаза, которого мы так долго ждали. Очень хочется надеяться, что следующий фестиваль состоится, как положено, через 2 года и будет называться «Донецк-132».

Виктор Никулин, 1999 год, ДоДж#2002. Фото — «В лучах славы» — Евгения Лавриненко (dN).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *