Владислав Титов, оставшийся без рук после аварии на шахте, признавался: «песни Высоцкого помогли мне выжить»

Владислав Андреевич Титов

Исполнилось 70 лет со дня рождения автора легендарной книги «Всем смертям назло… »

Владислав Титов родился 10 ноября 1934 года в крестьянской семье в деревне Калиновка Липецкой области. В семье Титовых было десять детей. Слава — старший. В 1953 году он поступил в Луганский горный техникум. Затем армия. Женитьба на девушке Рите, с которой познакомился в Луганске за месяц до призыва в армию и переписывался.
Вскоре молодая семья уехала на шахту «Северная» в Донецкую область. Титов проработал там всего лишь год. Спустившись 14 апреля 1960 года под землю, Владислав и не предполагал, что этот день полностью изменит его судьбу.

«Я бы погиб, если б рядом не было Риты»
«Груженная углем вагонетка сорвалась с рельсов и, ударив в электрокабель высокого напряжения, пробила его, — описывал Владислав Титов реальную ситуацию, произошедшую с ним, в повести «Всем смертям назло». — Короткое замыкание. Огонь приближается по кабелю к трансформатору. Сейчас будет взрыв, и в шахте может погибнуть много людей. Сергей Петров (герой, прототипом которого стал автор. — Авт.) решает: «Отключить!» Он срывается с места, бежит к камере и резко отбрасывает ручку влево, до щелчка, но… «Но корпус ячейки оказался под напряжением! Тугие корявые нити, пронзившие стрелами тело, упруго дрожа, с хрустом скручиваются в спирали и ввинчиваются в руки, в голову, в ноги. Спиралей мириады, они в каждой клетке тела. Вытягиваются и снова скручиваются, ввинчиваются и дрожат. Тянут к трансформатору. Там смерть. Мгновенная. В пепел… Его нашли проходчики. Он лежал на кабеле метрах в десяти от трансформаторной камеры, тихо стонал и просил пить. Глаза Сергея были широко раскрыты и удивленно смотрели вверх. На правой ноге горел резиновый сапог… »
Горняки вынесли неподвижное, обезображенное огнем тело. Они считали Владислава мертвым. Обычно шесть тысяч вольт мгновенно сжигают человека.
Сперва в поселковой, а затем в областной больнице врачи боролись за его жизнь. Владислав перенес десять операций! Жизнь спасли, но руки пришлось ампутировать…
Для молодого человека это оказалось трагедией. Он признался, что даже хотел покончить с собой. Но позже понял: надо стиснуть зубы и жить. Единственным звеном, связывающим Титова с миром, стали книги, журналы и музыка — песни Владимира Высоцкого. Когда знаменитый бард приехал с концертом в Ворошиловград, Титов, вручая ему свою книгу, признался: «Ваши песни помогли мне выжить… »
— Все это время рядом с ним был верный, любящий и мужественный человек — его жена Рита, — рассказывает заведующая отделом музея-квартиры Владислава Титова Татьяна Власова. — Владислав Андреевич вспоминал: «Я бы, конечно, погиб, если б рядом не было Риты. Гнали ее из больницы — она не уходила. Спала здесь же, рядом со мною — на скамейке, а порой и просто на полу. Она всегда была рядом. Одним словом, Рита спасла меня». А ведь они были еще совсем молоды: ей — 21, ему — 25 лет.
«Был Славка Титов здоровяком, спортсменом, — писал Владислав Андреевич. — И вот это уже в прошлом. Стал я после катастрофы инвалидом первой группы. Временами я с острой завистью глядел на иных парней, как я ныне говорю, с полным комплектом рук и ног… А среди них попадались и бездельники, и пьяницы. Вот тогда, быть может, впервые, я и ощутил острую потребность громко сказать: какое это счастье для человека — утром идти на работу, а после смены возвратиться домой, в семью, к друзьям».
— Среди друзей Владислав слыл неплохим рассказчиком, — продолжает Татьяна Власова. — Но как писать, когда нечем держать перо, карандаш или стучать по клавишам машинки? Попробовал взять карандаш… в зубы и писать движением головы. И получилось! Для этого купил тетрадь в косую линейку. Сначала выводил палочки, крючочки на полстраницы, потом все мельче, далее — буквы, пока не научился писать разборчиво и довольно быстро. Ему было куда труднее, чем первокласснику, ведь, низко наклоняясь над листом бумаги, он не мог даже четко увидеть то, что пишет. Приходилось тренировать память, двигать карандашом вслепую. И все же он писал!

«Публиковать повесть такой, какая есть»
Первую свою повесть — «Всем смертям назло… » — писатель отправлял в разные издательства, но рукопись возвращалась с корректными отказами. В конце 1966 года повесть легла на стол главного редактора журнала «Юность» Бориса Полевого.
— Я хорошо помню тот день, когда заведующий отделом писем Изидор Винокуров положил на мой стол весьма странную рукопись, — вспоминал Борис Полевой. — Написана она была четко, но каким-то скачущим почерком. Бумага пожелтела, топорщилась по краям, а на титульном листе было несколько штампов журналов и издательств, и это говорило о том, что рукопись уже пространствовала по редакциям и была неоднократно отвергнута. Такое предположение я и высказал работнику, который мне ее принес. Стоит ли ею заниматься? «А вы прочтите, — твердо ответил Винокуров. — Прочтите хотя бы несколько страниц. Если не заинтересует, вернем автору и мы».
Полевой прочел рукопись на одном дыхании и наложил на нее резолюцию: «Публиковать повесть такой, какая есть».
Всего Владислав Титов написал 14 повестей и рассказов.
— Владислав старался жить полноценной жизнью, — рассказывала Рита Титова. — даже на даче не мог усидеть без дела. И наравне со мной полол грядки. Правда, для этого он использовал сконструированный для него рабочими Ворошиловградского станкостроительного завода специальный ботинок с прикрепленной к нему тяпкой.
Однажды, когда дочь Татьяна была еще в первом классе, учительница попросила, чтобы папы учеников нарисовали какой-нибудь рисунок, Но иногда дети в своей непосредственности бывают очень жестоки: ребята стали смеяться над Таней и говорить, что все равно ее папа ничего не нарисует — у него же нет рук.
— Когда я рассказала это папе, — вспоминала Татьяна, дочь Владислава Титова, — он всю ночь сидел за свои рабочим столом и что-то делал. А утром возле моих учебников лежал рисунок красивого трехмачтового парусника…
Рабочие Ворошиловградского станкостроительного завода сделали Титову специальную машинку и протез с наконечником, чтобы он мог печатать. Но писатель говорил: «Когда я пишу ртом, то чувствую слово».
Возможно, именно благодаря этой прочувствованности его произведения стали настольными для многих людей, попавших в ситуацию, схожую с историей Титова.
— Повесть «Всем смертям назло… » спасла мне жизнь, и не только мне, — признается заслуженный художник Украины Екатерина Литовченко, которая уже 35 лет прикована к постели. Свои картины художница создает зажатым в зубах карандашом.
— У меня тоже появлялись мысли о самоубийстве, когда я оказался прикован к инвалидной коляске из-за травмы, полученной в геологоразведочной экспедиции, — говорит руководитель свердловского городского общества инвалидов «Мужество» Николай Зайцев. — А эта книга дает силы преодолеть свой страх и боль и доказать всем, а в первую очередь себе, что жизнь продолжается.
— Когда я заболела, то именно повесть Титова вернула мне веру в будущее, — считает «Мисс Украина на коляске» луганчанка Елена Рожкова. — Врачи, начиная лечение и реабилитацию, рекомендовали ее прочитать. От этой книги исходит такая сила и мощь, что даже самый разуверившийся человек поймет: жизнь не закончена.
В 1987-м Владислав Титов ушел из жизни. А в начале 90-х Рита Титова уехала вслед за дочерью в Германию, где и живет по сей день в городе Любек. Она была весьма тронута, когда узнала, что на родине ее супруга помнят и чтут.

«Ракурс +»

Добавить комментарий